Статьи
ГлавнаяНовостиТриумф Владимира Аленикова
По всем вопросам данных видов услуг юристы, адвокаты, налоговые консультанты, бухгалтеры и аудиторы нашей компании готовы ответить по телефону
+7 (495) 789-82-22
Триумф Владимира Аленикова
11.08.2014

Из первых рук о том, как режиссер Владимир Алеников судился и выиграл у ООО «В Контакте»

Интересы режиссера в суде представляла руководитель отдела по интеллектуальной собственности нашего юридического бюро «ПРАВОВОЙ ПАРТНЕР» - Галина Брусенцева.

Владимир Михайлович Алеников —  кинорежиссер, сценарист и писатель, известный большинству из нас по циклу фильмов о Петрове и Васечкине, 7 августа 2013 года обратился в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти с иском к социальной сети ООО «В Контакте» в связи с нарушением его авторских прав.

Предметом спора стал и без того скандальный фильм «Триумф». В нем был использован отснятый режиссером материал, а его фамилия в титрах оказалась вопреки его желанию. Сам фильм "Триумф" в 2000 году создавался режиссером Алениковым и сценаристом Денисом Родиминым. Однако из-за конфликта между режиссером и инвестором Александром Элиасбергом ленту монтировал другой режиссер. В итоге им было создано самостоятельное произведение. Несмотря на возражения Аленикова, его фамилия осталась в титрах измененного фильма.

Для «В Контакте» этот иск стал далеко не первым со стороны правообладателя. У социальной сети имеется большой опыт подобных разбирательств за последние 4 года. Ранее «В Контакте проиграло судебные разбирательства по искам ЗАО «С.Б.А. Мьюзик Паблишинг» и ЗАО «С.Б.А./Гала Рекордз»  по фактам нарушения прав певицы МакSим. После введения 02.07.2013 статьи 1253.1 в ГК РФ социальные сети могли расслабиться, так как данная правовая норма значительно облегчила им жизнь путем ограничения применения к ним мер гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав. Преимущественно благодаря этой статье «В Контакте» удалось избежать ответственности по другим искам в двух инстанциях (ООО «Студия СОЮЗ», ООО «Никитин Медиа Диджитал Контент»), которые были рассмотрены после ее введения в ГК РФ.

Поэтому не удивительно, что в начале судебного процесса мнения экспертов о шансах на победу представителя режиссера Галины Брусенцевой по восстановлению нарушенных прав режиссера Аленикова были не самыми оптимистичными:

«Пока что его шансы выиграть дело и заработать деньги на иске, по мнению экспертов, выглядят неоптимистично. Более того, учитывая тот факт, что «В Контакте» может заблокировать фильмы после простого обращения, а юридическое бюро уже нанято для представления интересов режиссера в суде, велика вероятность, что эта затея для Владимира Аленикова окажется и вовсе убыточной. Потому как добиться денег от «ВКонтакте» будет крайне сложно…» (www.baltpp.ru)

Исковое требование к «В Контакте» состояло в следующем: немедленно прекратить нарушение авторских прав, удалить видеофайлы с фильмами с интернет-ресурса и выплатить компенсацию за нанесенный ущерб в сумме, равной 1,5 миллионам рублей.

Сумма в 1,5 миллиона появилась не из воздуха. Представители нашего юридического бюро «ПРАВОВОЙ ПАРТНЕР» нашли на сайте социальной сети 5 ссылок на фильм и решили квалифицировать это как 5 случаев использования контента. В данном случае затраты равны цене приобретения прав на произведение — 300 000 рублей в соответствии с договором об отчуждении исключительного права. Отсюда и сумма в 1,5 миллиона рублей.

С октября 2012 по декабрь 2012  в адрес администрации сайта «В Контакте» было направлено огромное количество электронных претензий об удалении видеозаписи произведения. ООО «В Контакте» не могло не заметить такого количества просьб об изъятии фильма из сети.

06 марта 2013  года Владимиром Алениковым было направлено претензионное письмо ответчику (ООО «В Контакте»)  с просьбой прекратить незаконное использование  спорного произведения с разъяснением ответственности в соответствии с действующим законодательством РФ.

По истечении разумного срока для удаления ответчиком произведения со своего сайта, нами был произведен повторный мониторинг. В результате было обнаружено, что фильм «Триумф» по-прежнему размещается в режиме, доступном для просмотра неограниченному количеству лиц. Это подтверждали Протоколы обеспечения доказательств путем доступа к Интернет-странице, засвидетельствованные Чабановой М. А., временно исполняющим обязанности  нотариуса Пучкиной Н. И. № 34АА0536746, 34АА0608676, 34АА0608677, 34АА0608678, 34АА0608679. Данное обстоятельство является прямым доказательством осведомленности ответчика о нарушении им прав. Действуя не добросовестно, «В Контакте» не воспользовалось своим правом и не использовало техническую возможность по удалению спорного аудиовизуального произведения с Интернет-сайта до направления иска в интересах Аленикова в суд. Это признак нарушения исключительных прав на произведение в виде бездействия, то есть непринятия достаточных мер для исключения возможности несанкционированного прослушивания и просмотра произведений посредством сервиса «Видеозаписи» любым пользователем социальной сети.

В соответствии с положениями ст. 1253.1 ГК РФ допускается освобождение информационного посредника от ответственности, если:

1) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результатов интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным. После такого количества претензий истца говорить, что ответчик не знал, что использование фильма истца производится с нарушением, не представляется возможным.

2) он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети "Интернет", на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав. Как указал Ответчик в заседании от 14 февраля 2014 года блокирование фильма было произведено им лишь после получения иска, что не может являться признаком своевременного и добросовестного поведения Ответчика в течение года  после начала получения претензий от представителя истца. Суд расценил действия ответчика «как недостаточно эффективные для пресечения  и устранения последствий нарушения интеллектуальных прав истца».

Мартовское слушание, на котором суд удовлетворил  частично требования режиссера Аленикова прошло в закрытом режиме. Об этом просили представители «В Контакте», так как они представляли на заседании сведения (свою коммерческую тайну) о том, какие технические меры предпринимаются ресурсом для поиска и блокировки пиратского контента.

"Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "ВКонтакте" в пользу индивидуального предпринимателя Аленикова Владимира Михайловича 300 тысяч рублей компенсации за нарушение исключительных прав на произведение "Триумф", — говорится в резолютивной части решения.

Причина частичного удовлетворения иска в том, что на момент вынесения решения по делу ответчик заблокировал публичный доступ к фильму, и, следовательно, удовлетворить требование истца о прекращении нарушения авторских прав, которое уже прекращено ответчиком, суд уже не мог.

Отрадно, что суд интеллектуальной столицы России защитил права режиссера.

ГлавнаяНовости18 апреля 2013 года Круглый стол по теме: «Защита интеллектуальных прав: борьба с контрафактной и пиратской продукцией»
Галина Брусенцева Руководитель отдела интеллектуальной собственности
Показать все статьи
По всем вопросам данных видов услуг юристы, адвокаты, налоговые консультанты, бухгалтеры и аудиторы нашей компании готовы ответить по телефону
+7 (495) 789-82-22
18 апреля 2013 года Круглый стол по теме: «Защита интеллектуальных прав: борьба с контрафактной и пиратской продукцией»
22.04.2013

18 апреля 2013 года Круглый стол по теме: «Защита интеллектуальныхправ: борьба с контрафактной и пиратской продукцией».Брусенцева Г.В., патентный поверенный, профессиональный медиатор,руководитель практики интеллектуальная собственность, Юридическое Бюро "Правовой партнер"«Особенности защиты авторских прав в уголовномпроцессе (ч. 2 ст. 146 УК РФ)».

 Нынешняя законодательная конструкция, правоприменительная практика уголовного преследования за  нарушение авторских прав и, имеющаяся скудная статистика о состоянии дел этой категории свидетельствует о том, что основная масса уголовных дел по ст. 146 УК РФ по-прежнему до суда и приговора обычно не доживают. Что касается квалификации подобных деяний по 3-ей части данной статьи (совершенные организованной группой; в особо крупном размере; лицом с использованием своего служебного положения), особенно после увеличения размера особо крупного деяния - это скорее теоретическая возможность, нежели маловероятная реальность.

Анализируя судебную практику, можно сделать вывод, что количество проблем при расследовании этих преступлений хоть и уменьшилось, но качественно это не отразилось на общей статистической картине компьютерного пиратства в России.

На настоящий момент предметом беспокойства являются сложности при определении вины нарушителя авторского права; отсутствиебезупречных доказательств  принадлежности исключительных прав на объект авторского права; отсутствие методики установления стоимости прав на использование объектов авторских прав;отсутствие образцов оригинальных экземпляров объектов авторских прав при производстве экспертиз  на стадии предварительного следствия.

По субъективной стороне преступлений о нарушении авторских прав имеются разногласия правоприменителей. Это относится в основном к такому признаку субъективной стороны преступления, как форма вины.

С субъективной стороны данные деяния могут быть совершены только с прямым умыслом: виновный осознает, что незаконно использует объекты авторского права либо совершает действия в отношении контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, и желает их совершить.

Для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 146 УК РФ, а именно приобретения, хранения, перевозки контрафактных экземпляров произведений, необходимо установить цель сбыта соответствующих экземпляров произведений или фонограмм. Умыслом виновного также должен охватываться и такой признак совершаемого деяния, как крупный размер.

Вместе с тем анализ следственной и судебной практики позволяет сделать вывод о том, что правоохранительные органы и суды не всегда в достаточной мере устанавливают в действиях нарушителя авторских прав вину как признак субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ. Причем при проведении семинаров совместно с правоохранительными органами уже практически выработался перечень вопросов к подозреваемому в совершении преступления, задавая которые следователь получает доказательство умысла. Однако в виду проводимых аттестаций при смене статуса милиции на полицию, с учетом постоянной ратации кадров в правоохранительных органах, приводящей к тому, что на линию контрафакта приходят кадры, которые не имеют специальных знаний в этой сфере и ранее занимались расследованием иных видов преступлений, те знания и навыки в расследовании преступлений по контрафакту, которые сотрудники правоохранительных органов получают в процессе тематических (очень редких) обучающих семинаров, не успевают быть востребованными и соответственно реализованными. Возникла ситуация, доходящая до абсурда. Следователи, которые ответственны за расследование дел по ст. 146 УК РФ постоянно меняются, а пираты работают с завидным постоянством. И получается, что линия защиты у пиратов отточена годами сопротивления, а навыки расследования у следователей, ведущих эти дела, оставляют желать лучшего. Не надо быть большим специалистом, чтобы понять, кто победит в противостоянии пирата и следователя.

Представляя интересы правообладателей в судах с 2002 года, могу с ответственностью констатировать, что  доказательства по принадлежности исключительных прав на объект авторского права у большинства из них оставляют желать лучшего, особенно у тех, кто является держателями прав на аудиовизуальные произведения (зарубежные фильмы). В лучшем случае,  правообладатель предоставляет договор о приобретении прав, без учета всей цепочки передачи прав (причем далекий от совершенства и порой с положениями, противоречащими требованиям действующего законодательства). Был случай даже предоставления лицензионного договора на основе неисключительной лицензии, и следователь возбудил дело на основании заявления от лицензиата, не обладающего исключительными правами на произведение. В худшем - только заявление о привлечении к ответственности без подтверждения наличия у них исключительных прав (упоминая о презумпции авторства и коммерческой тайне договоров). Чем объяснить такую пассивность правообладателей, с учетом имеющей место быть не идеальной ситуации по отсутствию серьезных навыков у следователей в расследовании дел такой категории, остается вопросом.

Следующий момент в расследовании преступлений в среде контрафакта, на мой взгляд, является краеугольным камнем при установлении размера деяния, совершенного при реализации (путем как продажи, так и демонстрации в сети Интернет) произведения, находящегося в состоянии «до релиза», то есть в тот момент, когда права на него уже приобретены хозяйствующим субъектом, правообладателем, но в официальный гражданский оборот произведение еще не выпущено. Экземпляр произведения в материальной форме, предназначенной для продажи еще не существует, соответственно оценить его стоимость, для определения квалифицирующего признака – размер деяния, как того требует примечание к статье 146 УК РФ, не представляется возможным. С учетом того, что предметом посягательства в данном случае является не экземпляр произведения, а право на использование объекта авторского права, то и устанавливать в данном случае необходимо стоимость прав на использование объектов авторского права.

На протяжении последнего года наметилась негативная тенденция у некоторых правообладателей по умышленному уменьшению предела стоимости прав на произведение. Это похожая ситуация на ту, когда обычно говорят - «из одной крайности в другую». Поясню в чем тут дело. Ранее правообладатели выставляли в качестве имущественной претензии в обоснование нанесенного им ущерба, полную стоимость договора на приобретение исключительных прав. Это были суммы, как правило, более нескольких миллионов рублей. При пресечении факта продажи аудиовизуального произведения в состояние «до релиза», в результате процесса расследования такого вида преступления, за один диск с контрафактным фильмом выставлялся ущерб (а впоследствии, определялся размер деяния) равный не одному миллиону рублей. И суды, применяя принцип разумности, и считая позицию следственных органов не обоснованной по поводу того факта, что за продажу одного диска за 300 рублей, нарушителю вменялось деяние с размером убытков правообладателю на три миллиона (образно), возвращали уголовные дела обратно на стадию расследования с требованием обосновать размер деяния. После чего следователи стали требовать у правообладателя четкого обоснования стоимости прав  с учетом какой-либо математической формулы в идеале. И в результате, не зная как же обосновать размер деяния произведения, еще не вышедшего в прокат, некоторые правообладатели стали применять методику расчета, основываясь на примерной стоимости экземпляра произведения, тогда, когда фильмы уже вышли в оборот. Считаю это подменой понятий, не являющейся обоснованием размера деяния, так как квалификация преступления, основанная на предположении нелегитимна. Тогда следователи стали запрашивать оценку стоимости прав от правообладателей.

Обычно любая стоимость традиционного товара определяется путем оценки, но в данном случае это противоречит Постановлению ВС РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака», в котором четко говорится, что стоимость прав на использование объектов интеллектуальной собственности может быть установлена путем проведения экспертизы. А экспертиза и оценка — это разные понятия и процессы. Таким образом, для установления стоимости прав на использование объектов интеллектуальной собственности путем проведения экспертизы необходимо исследовать все существенные условия договоров на получение авторских прав по использованию аудиовизуальных произведений.

            В международной практике лицензионной торговли аудиовизуальными произведениями под ценой лицензии обычно понимают сумму выплат покупателя лицензии (лицензиата) в пользу продавца (лицензиара). Процесс формирования цен на предметы лицензионных соглашений принципиально отличается от формирования цен на традиционные товары. В отличие от цен на материальные товары, цены на предметы лицензионных соглашений определяются суммами, потраченными на их разработку, они формируются на базе результатов — прибыли, получаемой от использования лицензии. Основные факторы, влияющие на цену лицензии, т.е. на формирование выплат по договорам:

Объем передаваемых прав — комплекс исключительных прав на использование объекта авторского права аудиовизуального произведения, который зависит от вида договора.

Срок, на который заключается соглашение — срок действия прав на использование объекта авторского права по договору.

Размер потенциального рынка — территория действия права на использование объекта авторского права по договору.

Стоимость прав на использование - выплаты за использование объекта авторского права на всей территории распространения права.   

 При установлении  стоимости прав на использование объектов авторского права на территории РФ необходимо исходить из территориально признака распространения полученных прав и объема переданных прав на объект авторского права.

Кроме того, при установлении  стоимости прав на использование объектов авторского права путем распространения этого объекта, необходимо исходить из перечня полученных прав и объема переданных прав на объект авторского права.

Данная методика определения стоимости прав разработана мною и прошла  юридически значимую проверку в одном из судов ЮФО с учетом двух инстанций при рассмотрении уголовного дела по признакам части 2 статьи 146 УК РФ.  Кроме того, эта методика разработана с учетом всех возражений и замечаний тех адвокатов, которые выступают на стороне нарушителей авторских прав.

Последним проблемным моментом, о котором хотелось бы упомянуть - является отсутствие образцов оригинальных экземпляров объектов авторских прав при производстве экспертиз  на стадии предварительного следствия. Региональные экспертно-криминалистические центры МВД не располагают базой оригинальных образцов, а юридические службы правообладателей не берут на себя дополнительные заботы по обеспечению процессов расследования фактов нарушений авторских прав оригинальными образцами, даже не смотря на тот факт, что региональные ЭКЦ согласны на наличие хотя бы полиграфии экземпляра произведения.

И в завершении хотелось бы отметить, что не смотря на фактическое присутствие тех негативных моментов, затронутых в моем выступлении, ситуацию с контрафактом нужно и можно менять, к тому же не так много усилий к этому надо приложить. Постоянные семинары и учебные встречи с правообладателями в оперативных подразделениях, ответственных за обнаружение и расследование правонарушений и преступлений в сфере авторского права, и повышение уровня активности правообладателей, путем конструктивного диалога в первую очередь именно с управленческим составом правообладателей, а уже впоследствии, с их юридическими службами. А поделиться с лицами, заинтересованными в эффективной борьбе с контрафактом, своей методикой определения стоимости прав на использование мы всегда рады, в той же мере, как и принять участие в учебных семинарах с учетом накопленного опыта по защите интеллектуальных прав различных правообладателей. Один из таких открытых семинаров, организуемых Юридическим Бюро «Правовой партнер», пройдет 16 мая 2013 года. Приглашаю всех заинтересованных лиц поучаствовать в данном мероприятии и получить всеобъемлющие юридические консультации в сфере интеллектуальной собственности.